Закрыть ☒

Сербское гаражное братство

Наверное, в каждом балканском селе есть такой гараж. Ну автосервис как автосервис, скажу я вам. Ничего необычного, на первый взгляд. Вот яма, вот подъемник в основном боксе, вот ещё пара гаражей, один под покраску, другой под всякий хлам, типа старого «жука», который вот уже третий год доделать не могут. Но ещё тут есть особый клуб.

Много вы знаете простых работяг за 50, вечно в машинном масле, усердно ведущих беседу на чужом языке с англичанином, как ему сделать крышку для бассейна? Причем за эту крышку денег они с него не возьмут. Ибо он член гаражного братства.



Тут нет преград в национальном или социальном положении. Запросто за железным ящиком с инструментами внутри и пластиковыми стаканчиками с ракией или кафой на крышке может оказаться сельский пьяница и мэр, нищий в ожидании копеечной пенсии плечом к плечу с успешным предпринимателем.

Как оно получилось? Да, пожалуй, просто: собрались в поселке персонажи, которых из всех кафан повыгнали. И составили ядро клуба, его постоянных членов, говорящих и поющих вместо радио для самих работников и хозяев гаража в одном лице. Наградой им печка и мягкое место. Потом, как это водится, на селе кому-то нужно починить трактор или старенький «гольф», денег нет, зато имеется ракия. От избытка такой валюты, которую работягам всю вовек не выпить, поющие члены только рады. В конце концов, находятся меценаты из богатейших жителей села, желающие поддержать такую богадельню: с одной стороны, никто на улице не мёрзнет, с другой стороны – у бедных селян работает техника.

Как оно получилось? Да, пожалуй, просто: собрались в поселке персонажи, которых из всех кафан повыгнали. И составили ядро клуба, его постоянных членов, говорящих и поющих вместо радио для самих работников и хозяев гаража в одном лице. Наградой им печка и мягкое место. Потом, как это водится, на селе кому-то нужно починить трактор или старенький «гольф», денег нет, зато имеется ракия. От избытка такой валюты, которую работягам всю вовек не выпить, поющие члены только рады. В конце концов, находятся меценаты из богатейших жителей села, желающие поддержать такую богадельню: с одной стороны, никто на улице не мёрзнет, с другой стороны – у бедных селян работает техника.

Пользуясь случаем, сигаретку-самокрутку у него тащит Марко – Поштар, это одновременно и кличка, и бывшая профессия. Точнее, он работал телефонистом, но так как в те времена, когда он пьяный, подвязанный «кошками», спал на телеграфном столбе, все средства связи принадлежали одной конторе.

Джоле, брат хозяина сервиса, 53 года, всегда растрёпанная голова и добрый смех, главный оппонент Йовы. Человек либеральных взглядов и убежденный социалист! Ему принадлежит фраза: «Мы бросали цветы на танки, а следовало гранаты… как подумаешь, что они поехали отрывать кому-то ноги и руки, женщинам, детям…».

Вот разговор между ними:

Джоле. Йово, а ты читал Оливера Твиста?

Йово. Я в жизни ни одной книги не прочел.

Джоле (смеясь). А требуешь свою державу.

Йово. Что мне держава, когда я – ванземалац? (инопланетянин).



На этом Йово дальше засыпает.

— Хуже всех живется в Сербии сербам из Сербии… — заключает Джоле, намекая на всевозможные господдержки беженцев, а порой и доходы от имущества в Хорватии… (только тссс… я вам этого не говорил).

У Джоле есть шурин, он родом уже из Боснии и Герцеговины. Этот горемыка не получил гражданство, хоть воевал на стороне сербов — водил военный грузовик. Он и до войны был водитель, правда, автобуса, а как-то раз встал посреди маршрута и пошел воевать… И вот как-то раз он позвал Энглеза на Славу (очень важный праздник в жизни сербов в честь святого покровителя рода), а последний, чтобы не идти, заявил: мол, явится со своим «бойфрендом».

Вот об Энглезе расскажу подробнее. Он, разумеется, не гей, там совсем другой тип анархиста-байкера на пенсии. Которую он получает, как бывший солдат Её Величества, служивший в составе британского контингента и на Косово, и в Боснии. А когда война прошла, он остался. И сейчас говорит о своей работе коротко: «А кто не ошибался?». Как-то они с Джоле зашли в ту самую кафану, из которой выперли Йово. Старый телевизор со времен Югославии висит над деревянной, видавшей виды, потрепанной стойкой, на столах засохло пиво, тусклый свет и смрад нерабочего туалета…

— Хиер ай си май фьючер – тут я вижу свою будущность, — сказал Энглез, указав на самый темный угол, где, встретившись с ним взглядом, мышь юркнула назад за стойку…

Но Дэйв, так зовут англичанина, как и я, устал от шуток хозяина на предмет «Шпийун». Потому что на тысячный раз уже не смешно…

Так вот и мы перекочевали в гараж. Пиво тут из тех же бутылок, только нет надобности отказываться от мутных стаканов.

В общем, так и вышло, что гаражный клуб впитал в себя, как ветошь, старое машинное масло представителей разных культур, стран, языков и сторон фронта с одной единственной целью: тихо сидеть у печки, потягивать пиво и ракию, а иногда вино и виски, решать чисто бытовые вопросы и спорить о политике, и петь песни для примирения.

Добрыня Балканыч

Ранее материал был опубликован на нашем сайте RuSerbia.com



#сербия

#истории из жизни

#мужчины

#гаражные истории

#балканы

Больше интересных статей здесь: Совет.

Источник статьи: Сербское гаражное братство.